You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

«Бизнес жалуется на налоговиков, правоохранителей и местные органы власти», – Татьяна Короткая

22.02.2020

В Украине предприниматели часто сталкиваются с массой проблем в ходе ведения бизнеса. «Палки в колеса» могут ставить налоговые органы, правоохранители, представители местной власти. И за помощью предприниматели, как правило, обращаются в Совет бизнес-омбудсмена. В этой структуре работают опытные юристы и экономисты, которые могут разрешить проблемы любого уровня сложности.

О том, какой бизнес чаще приходит за помощью, какие проблемы помогают решить в этой организации, какие системные изменения нужны в Украине для улучшения ведения бизнеса – в интервью UA-Times рассказала заместитель бизнес-омбудсмена Татьяна Короткая.

— Татьяна, расскажите, как вы проводили исследования по проблематике малого бизнеса?

— У нас было два вида исследований. Во-первых, мы обратились к нашим партнерам из Программы международной технической помощи «Конкурентоспособная экономика Украины» Агентства США по международному развитию. Они провели обширное исследование по регионам. Методика была интересная: было организовано общение со всеми группами предпринимателей микро-, малого и среднего бизнеса. При этом присутствовали экспортеры, женщины-предприниматели. То есть, нам удалось охватить все категории этой группы предпринимателей. В ходе этого исследования был выделен ряд проблем. Надо отметить, что мы просили их сделать фокус на том, как, все-таки, работает стратегия малого и среднего бизнеса. И ответы респондентов были в большей части направлены на это.

Наше же исследование было «домашнее». В нем была использована только статистика Совета бизнес-омбудсмена. Учитывая, что МСП занимают примерно 2/3 наших жалоб, то мы сфокусировались на микробизнесе. Здесь мы выбирали микробизнес буквально вручную. Речь идет о 501 жалобе, которые поступили к нам в предыдущем году.

Эти заявления важно было посмотреть отдельно. Поскольку нужно было разобраться, являются ли проблемы микробизнеса характерными для всего бизнеса или имеют какую-то специфику. В итоге стало ясно, что специфика есть, причем довольно интересная. Теперь об этом можно говорить детальнее, поскольку имеются конкретные данные.

— Какие же проблемы сейчас больше всего волнуют малый бизнес?

— Первая категория проблем – это вопросы налоговой, налогового администрирования. К сожалению, упрощенные условия, в которых работает малый или средний бизнес, периодически могут использоваться в разного рода схемах. Это вызывает отторжения и нарекания со стороны контролирующих органов.

Поэтому баланс интересов должен быть соблюден. Конечно, государство должно последовательно вести свою работу. Но нужно прилагать усилия не к тому, чтобы заподозрить всех предпринимателей сразу, взять их на особый контроль, оказывать давление и выпускать из-под «колпака» только тех, кто прошел проверку.

Все же критерии, по которым идет поиск недобросовестных налогоплательщиков, должен быть построен иначе. В целом, малый и средний бизнес должен работать спокойно, а попадаться должны лишь те, кто вызывает некоторые подозрения. Такой подход пойдет на пользу бизнесу. И предприниматели смогут чувствовать себя лучше и работать эффективнее.

Собственно, нынешняя система и создана для того, чтобы микробизнес имел облегченные условия работы. Это работает так во многих странах, на которые Украина равняется. Но когда в упрощенной системе появляются схемы для злоупотреблений, это вызывает постоянную дискуссию в обществе и, к сожалению, тогда в обществе вопрос ставится или-или.

Однако на эту проблему стоит посмотреть под другим углом. Если микробизнес и самозанятые лица работают в легальном поле, то, наверное, не надо ставить вопрос об эффективности работы упрощенной налоговой системы. Лучше говорить о том, как бороться с теневой экономикой и увеличить процент бизнеса, который готов работать официально.

Это задача номер один. Ведь для того, чтобы что-то регулировать, надо средний класс взрастить. А бизнес пока не взращиваем. Вместо этого, к сожалению, пережимаем. Пытаемся сразу, одним махом, улучшить ситуацию. Так не получится при всем желании. Это последовательный эволюционный процесс.

В этой ситуации важно изменить критерии, по которым налоговые службы работают с малым или средним бизнесом. Это сложно. Потому что в программах «зашиты» экономические алгоритмы. Но надо эту систему как-то перенастраивать, чтобы соблюсти этот баланс между интересами бизнеса и интересами государства.

— Есть ли у бизнеса жалобы на правоохранителей?

— Да, это вторая группа заявлений. Предприниматели жалуются на действия правоохранительных органов. Надо понимать, что когда речь идет о недобросовестных налогоплательщиках в бизнесе, это часто тянет за собой возбуждение уголовных дел. Но также распространённой практикой является, когда правоохранители активно не занимаются следственными действиями по небольшим компаниям.

Когда к нам обращается микро- и малый бизнес, предприниматели как раз и жалуются на неэффективные расследования, отсутствие следственных действий. Также нет динамики в том, чтобы быстрее закрыть дело, если нет уже состава преступления. Поэтому дело может долго «висеть» и портить жизнь тем, кто в этом задействован.

Все это звенья одной цепи. А ведь налоговикам и правоохранителям было бы полезнее сконцентрироваться на более крупных «рыбах», нежели малый бизнес. Речь идет о поиске серьезных нарушений и преступлений. Это их прямая обязанность.

— А действия госрегуляторов, как и ранее, усложняют жизнь предпринимателям?

— А это уже третья категория жалоб. Речь идет о действиях государственных регуляторов всех видов. Жалобы такого рода занимают гораздо меньше места среди жалоб бизнеса, по сравнению с жалобами на налоговую или правоохранительные органы. Тем не менее, государственные регуляторы все еще могут что-то сделать не так с разрешительными документами для малого бизнеса.

Хотя если говорить в целом об инвестиционном климате в Украине, то, стоит отметить, что эта проблема практически решена. Например, более-менее нормально обстоят дела с вопросами лицензирования. Разве что есть проблемы в отдельных секторах, в частности, связанных с недрами и т.д.

Все эти вопросы важны для малого бизнеса. Особенно если говорить о деятельности местных органов власти. Именно их разрешительная работа вызывает нарекания. Потому что местные органы власти выдают различного рода патенты, разрешения на торговлю и т.д.

В этой ситуации может быть столкновение интересов. С одной стороны, органы местной власти могут быть некомпетентны. А все потому, что, получив полномочия, могут с ними не справляться. С другой стороны, чиновники могут злоупотреблять служебным положением. И это тоже проблема.

Надо понимать, в небольших городах все люди, как правило, живут рядом. Предприниматели и сотрудники местных органов власти. Поэтому важно проводить с чиновниками работу по повышению квалификации в общении с малым и средним бизнесом.

Нельзя относиться к малому бизнесу как к малой ценности. Мол, если вы не крутые компании, значит, ничего из себя не представляете. Это не так. Около 40% населения занято в малом и среднем бизнесе. Чрезвычайно важно с уважением к этому относиться. Нужно радоваться тому, что они производят определенные продукты и услуги.

Большинство таких компаний, в основном семейного типа, сами себя обеспечивают. Это тем более важно учитывать в ситуации экономического спада. И если бы эти микропредприятия можно было бы полностью вывести из тени, данный тренд существенно бы улучшил экономическую ситуацию в стране. Но для этого местные власти также должны хорошо работать, поскольку они находятся на первой линии взаимодействия с малым бизнесом.

— На ваш взгляд, как можно разрешить проблемы, давно существующие на уровне органов местной власти?

— К сожалению, часто местные советы, обладая огромными возможностями и полномочиями принимать решения, принимают их неправомерно. Или могут действовать непоследовательно. То есть, сначала дали разрешение на год построить объект, а потом не дают «добро» ввести недвижимость в эксплуатацию. А это бьет по бизнесу, который осуществил инвестиции на местах.

Такая политика неправомерных решений ухудшает весь инвестиционный климат в стране. Эти дисбалансы в своеволии местных властей надо устранить. Возможно, реформа децентрализации поможет решить проблему, так как местным органам власти нужно не только давать больше свободы, но и важно иметь эффективные рычаги контроля над чиновниками.

— Что же тогда нужно сделать в рамках реформы децентрализации?  

— Нужно учесть несколько важных пунктов. В частности, речь идет о необходимости внесения изменений в Конституцию. Это внедрение института префектов, о которых давно говорят. Возможно, данная идея не является самой совершенной, но она уже годами отработана в Украине. Изначально эта система была протестирована во Франции, потом — в Польше. Сейчас эта система построена в нашей стране. То есть, созданы все условия для того, чтобы префекты появились. Теперь Украина ожидает эти изменения.

Стоит отметить, что раньше президенты делали попытки внести изменения в Конституцию. Но, видимо, эти инициативы не прошли тестирование, например, на предмет соответствия хартии по местному самоуправлению. Или другие документы высокого порядка были отозваны. И все равно это нужно сделать.

— Чем именно будет полезно введение префектов для бизнеса?

— Префекты появятся лишь после необходимых конституционных изменений для надзора за конституционностью и законностью решений органов местного самоуправления. У них будут полномочия по приостановлению решений местных органов власти до принятия окончательного решения судом. Для бизнеса это будет полезным, так как можно будет оперативно приостановить решение, которое вызывает сомнение. Ведь сейчас происходит «коллективная безответственность», когда депутаты местных советов вместе большинством принимают решения, которое противоречит национальному законодательству, а бизнес ждет месяцами его отмены в судебном порядке. Формально местные советы действуют по закону о местном самоуправлении, а по сути – это издевательство над местным бизнесом.

— Этих мер будет достаточно для наведения порядка на местах?

— Важен еще один пункт – это закон о службе в органах местного самоуправления. Все давно говорят о реформе публичной власти, но фокусировались на центральном уровне. Было разработано новое законодательство. Даже сейчас вносятся изменения, чтобы быстрее осуществлять реформы. Причем вводятся конкурсы, декларируется открытость, формируются кадровые резервы. Это все верно.

Но на местном уровне осталось старое законодательство. И эти новеллы по поводу конкурсов и соревнований за позиции на местном уровне не дадут результата. Потому что требования к местным чиновникам давно устарели. Их нужно менять.

Сейчас есть законопроект, который зарегистрирован в парламенте. Это депутатская инициатива. Надеемся, что документ отвечает всем параметрам. Сама политика определения требований к местным органам власти очень важна. И чиновники должны соответствовать строгим критериям, быть уважаемы обществом, иметь достойную зарплату. Тогда ситуация на местном уровне станет лучше.

— А обращаются ли предприниматели с жалобами по коррупционным поводам?

— Да, эта проблема существует. Могу отметить, что Совет бизнес-омбудсмена можно считать антикоррупционным органом. Так как наша структура создана в рамках антикоррупционной инициативы. И нужно понимать, что коррупция, как схема спроса и предложения, является также частью культуры ведения бизнеса.

К сожалению, у малого бизнеса есть стремление лишний раз не обременять себя некими правилами. Это заметно по заявителям, которые приходят за помощью в Совет бизнес-омбудсмена. Периодически они приходят и рассказывают о ситуациях, когда уже попытались обойти некие правила и у них ничего не вышло. Поэтому нужно понимать, что лучше действовать честно и избегать коррупционных действий, тогда проблем будет гораздо меньше.

— Представители каких секторов малого бизнеса чаще обращаются за помощью?

— На первом месте – скорее, торговый бизнес. На втором месте – строительные услуги. Кроме того, могут быть сервисные услуги. Сюда же можно отнести перевозчиков.

— Расскажите, какие проблемы малого бизнеса удалось решить Совету бизнес-омбудсмена?

— Есть кейсы разного порядка. Например, у нас был кейс небольшого перевозчика. Это частная компания осуществляла высокотехнологичные перевозки. Компания семейного типа работает в Украине и вложила средства в оборудованные грузовики. В итоге перевозчик в специализированных цистернах доставляет вредные химические вещества, которые используются для производства.

Как правило, в нашей стране нет таких компаний. Аналогичные услуги в основном осуществляют компании из-за рубежа, ведь у них есть соответствующие лицензии, налажен бизнес. Но есть и украинская семья, которая занимается такими сложными перевозками.

У этой компании были проблемы с разрешительными и налоговыми документами. Потому что им не верили, что они столько-то зарабатывают и столько-то тратят. Нам было это сложно доказать. Буквально пришлось фотографировать это имущество, чтобы контролирующие органы получили подтверждения легальности данного бизнеса.

— А на местном уровне сложные ситуации приходится разрешать?

— Есть специфические кейсы, которые связаны с органами местной власти. В одном случае руководитель местного органа власти требовал взятку. Но это было неформально и подтвердить невозможно.

Проблемой стало то, что грузовик нашего заявителя пересекал населенный пункт, так как перевозил товар из точки А в точку Б. По документам перевозчик имел право пересекать спорную территорию. Он является местным жителем. Но местный голова начал оказывать давление на перевозчика, мол, грузовик портит экологию и разбивает дороги, поэтому плати.

Совет бизнес-омбудсмена вмешался в процесс и фактически был переговорщиком между двумя сторонами. Перевозчик действительно переподписал договор. Все было легально. Но местный голова отказывался садиться за стол переговоров. Только наше посредничество заставило его общаться с перевозчиком.

— Какие проблемы Совету бизнес-омбудсмена приходится решать в Киеве?

— В столице был довольно яркий кейс 2015-2016 годов. Одна женщина унаследовала маленький бизнес своего мужа. Это был маленький семейный бизнес по покраске элементов мебели. То есть, покрасочная мастерская. Все документы были оформлены правильно. Но к моменту, когда женщина стала вдовой, начались проблемы. До этого супруг руководил бизнесом, а ее близкая подруга была главным бухгалтером. Компания с хорошей репутацией, на тот момент работала 20 лет.

Проблема возникла проблема в виде переоформления разрешения на выбросы. Это разрешение оформляет Экологическая инспекция. Предприниматель подала вовремя, за 2 месяца, новый экологический отчет в инспекцию. Но ей отказывались выдавать новое свидетельство. Неформально требовали взятку. Потом потеряли отчет — экспертизу с оригиналами. Так подошел срок, когда без разрешения компания не имела права работать.

Ситуация не сдвинулась с мертвой точки, пока Совет бизнес-омбудсмена не инициировал служебное расследование. И в результате определенные чиновники были уволены. В итоге предприятие получило разрешение, уже бессрочное.

Так сложилось, что, когда мастерской нужно было обновить разрешение, законодательство изменилось. И экологические разрешения для небольших предприятий из срочных стали бессрочными. Этим переходным периодом в законодательстве пользовался чиновник, который требовал взятку у предпринимательницы.

Христина Коновалова

Оригинал публикации доступен по ссылке