You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Бизнес-омбудсмен Шемета о жалобах на ГФС, теневом бизнесе и минимальных зарплатах (Радио "Голос Столицы")

10.11.2016

В период с весны 2015 года по осень 2016-го в офис бизнес-омбудсмена поступило более тысячи жалоб. Всего же там работают 23 сотрудника, каждому из которых в наиболее горячие периоды приходится рассматривать по 30 жалоб.

К началу сентября 40% всех жалоб приходило из Киева. Чаще всего предприниматели были недовольны работой ГФС — 48% обращений. Это связывают с тем, что бизнес чаще всего сталкивается именно с чиновниками этой госслужбы. На полицию и СБУ приходилось 12%, на местные самоуправления — 8% жалоб.

При этом 2016 год должен стать еще более важным с точки зрения налоговой реформы и изменениям в сфере бизнеса и занятости. Например, Кабмин запланировал в два раза поднять минимальную зарплату, что должно заставить весь бизнес выйти из тени, платить единый социальный взнос.

Подробнее о том, с какими жалобами чаще всего обращаются предприниматели на данный момент, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета.

О ЖАЛОБАХ БИЗНЕСА НА ГФС И СИЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ

Институт бизнес-омбудсмена основан в Украине еще в 2014 году. На сегодня можно говорить про какую-то динамику по поводу обращения бизнеса за помощью?

— Те органы, на которые жалуются, как и сама суть жалоб, сильно не меняются. Мы по-прежнему получаем самое большое количество жалоб на ГФС. Кстати, удельный вес жалоб на ГФС возрастает: если в конце прошлого года 43% всех жалоб пришло на этот орган, то в третьем квартале этого года уже 56%. Мы иногда пошучиваем, что становимся такими фискальными омбудсменами, а не бизнес-омбудсменами. Но с другой стороны, надо отметить, что ГФС очень хорошо выполняет наши рекомендации — выполнили 80% всех, когда средний процент составляет 75%.

Дальше следует силовой блок, то есть прокуратура, полиция, СБУ. 12% всех жалоб, и в последнем квартале нас несколько настораживает, что количество их возросло на треть. То есть большое увеличение жалоб на их деятельность. Также больше получаем жалоб на местное самоуправление. Раньше их было не так много, но тут, наверное, тоже роль играет происходящая децентрализация. Когда местное самоуправление получает больше полномочий, то и бизнес чаще сталкивается с его деятельностью. Если брать структурно, то в самом начале большинство жалоб были, если можно так сказать, очень простые, то есть грубые нарушения законодательства: в законе записано одно, а чиновники делают другое.

А сейчас жалобы как-то изменились?

— Теперь мы все больше получаем более сложных жалоб, где изначально не ясно: кто прав, кто не прав. То есть по тем же налоговым проверкам у нас стало поступать больше жалоб, и там не всегда, когда ты уже разберешься во всей ситуации, получается, что бизнес прав. Иногда мы должны констатировать после разбирательства, что все-таки ГФС была права в ходе налоговой проверки. Или брать жалобы, связанные с действиями АМКУ. Там вообще очень сложные вопросы, и иногда бывает изначально очень трудно определить, на чьей стороне правда.

Недавно мы рассмотрели жалобу, вязанную с тем, что АМКУ обвинил несколько компаний в организации картеля, то есть сговора по ценам. Нам пожаловалась одна из компаний, которая торгует топливом. Я также хотел бы отметить увеличившееся количество жалоб на действия госпредприятий, то есть бизнес понимает, что можно жаловаться тоже и по этим вопросам, и если госпредприятия не выполняют контракты, не рассчитываются — по этим вопросам можно к нам обращаться, и мы делаем все возможное, чтобы бизнесу помочь.

Тут, наверное, тоже вопрос в том, что с фискальными органами бизнес сталкивается чуть ли не каждый день. А фискальная служба — и проверки, и отчетность налоговая, поэтому это довольно естественно, что самое большое количество жалоб приходит на фискальную службу. Я думаю, что так будет и в будущем. Но меня волнует сама структура жалоб, то есть мы все еще получаем много жалоб на электронное администрирование НДС. Я, например, считаю, что такие жалобы нам вообще не должны приходить, потому что это связано с грубым нарушением законодательства.

Мы большие надежды возлагаем на изменения в Налоговом кодексе, которые посвящены как раз администрированию налогов, и там очень большое внимание уделяется электронному администрированию НДС, четко урегулируется эта ситуация. Если это будет правильно выполняться, я надеюсь, со следующего года к нам такие жалобы не будут больше поступать. 

О НАЛОГОВОЙ РЕФОРМЕ

Вы считаете, что налоговая реформа с 2017 года нормально заработает?

— Самая главная проблема в сфере — это как раз администрирование налогов. Если брать уровень налогов, сравнить даже со странами, которые рядом с Украиной, тем более странами ЕС, то сам уровень налогов можно считать нормальным. Но очень проблемная ситуация в сфере администрирования, и поэтому эти изменения, которые были подготовлены, они как раз были ориентированы на этот момент, и очень важно подчеркнуть, что впервые, наверное, в истории Украины с этими изменениями согласны как бизнес, как правительство, так и мы, совет бизнес-омбудсмена. Более того, многие изменения, которые предложены, Налогового кодекса связаны с выполнением наших рекомендаций, которые мы предложили еще в октябре прошлого года своим системным отчетом. Но у меня есть большая надежда, что если ВР и примет этот закон так, как он предложен правительством, что действительно ситуация в сфере администрирования налогов улучшится, начиная со следующего года.

Институт бизнес-омбудсмена активно продвигает утверждение дисциплинарного устава контролирующих органов. Что он даст на практике?

— Да, мы это подчеркивали в нескольких своих отчетах и считаем, что утверждение такого дисциплинарного устава для работников контролирующих органов значительно повысит ответственность тех сотрудников, которые принимают неправомерные решения по отношению к бизнесу. И одно дело — сотрудник, который работает, допустим, в Министерстве просвещения и пишет стратегию просвещения. Это очень важный вопрос, но он напрямую не касается бизнеса сиюминутно. И совсем другое дело, когда чиновник делает решение, которое делает прямые убытки бизнесу, прямые расходы, и если он делает это неправильно, если он не придерживается законодательства, за это он должен нести ответственность. И мы за это высказываемся, мы доказываем. Это очень сложно.

Фискальная служба против такого устава, считая, что общие положения, которые есть в урегулировании государственной службы, достаточны для наказания сотрудников, которые нарушили правила. Но я вижу некоторую открытость со стороны Минфина. Они прислушиваются к нашим аргументам, и я надеюсь, что в конце концов нам тоже с помощью бизнеса, который полностью поддерживает эту позицию, удастся убедить, что такой устав должен быть разработан, утвержден правительством, и потом уже сотрудники, которые нарушили этот устав, будут привлекаться как к административной ответственности с увольнением с занимаемой должности, так и — в случае грубых нарушений — к уголовной. Тогда эта работа контролирующих органов действительно станет ответственной по отношению к бизнесу. Я думаю, что когда этот устав будет разработан, то он должен стать библией как для налоговиков, так и бизнесменов.

ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОТЫ БИЗНЕС-ОМБУДСМЕНА

Некоторые скептики отмечают, что институт бизнес-омбудсмена недостаточно эффективен и даже декларативен. Как вы это прокомментируете?

— Я начну со статистики, которая полностью опровергает сказанное. Менее чем за полтора года работы мы получили около 1300 жалоб от бизнеса, мы открыли 800 расследований, мы закрыли уже 600 из них. Только прямой финансовый эффект для бизнеса от нашей работы составил больше шести миллиардов ста миллионов гривен.

Бизнесмены смогли сэкономить в результате ваших рекомендаций?

— Да. Только возмещение НДС: два миллиарда гривен, а налоговые проверки — около миллиарда гривен, отношения с монополиями — около 600 миллионов гривен. Это конкретные деньги, которые бизнес сэкономил — и это действует тоже как предотвращение коррупции. То есть мы считаем, можно условно говорить, что если раньше, чтобы ускорить решение, нужно было, допустим, платить взятку в 10% в самом лучшем случае, то теперь этого не надо делать, и если посчитать, сколько не дано взяток, потому что мы решили проблему, то сумма получается не такая уж малая. Мы посчитали: где-то на 20 миллионов евро мы предотвратили взяток со стороны бизнеса госслужащим.

Если говорить по процедуре, то мы используем разные инструменты. То есть мы расследуем дело, факты, которые нам предоставил бизнес, мы имеем право опрашивать госслужащих, мы имеем право заполучать информацию от тех госслужб. И потом мы еще используем инструмент меморандумов о взаимосотрудничестве. Допустим, такой меморандум очень помогает нам работать с ГФС; я уже говорил, что 80% всех рекомендаций выполнено, это очень высокий процент для Украины. То есть мы работаем по лучшей мировой практике омбудсменов, и эти инструменты, которые мы используем, они действительно называются мягкими. И моя цель в Украине — доказать, что и здесь мягкие инструменты могут работать и давать конкретный результат.

А если ГФС отказывается сотрудничать?

— Тогда мы поднимаем это наверх. Я регулярно встречаюсь с Романом Насировым, где мы уже обсуждаем те проблемы, которые не удается решить на уровне районной или областной налоговой инспекции. В рамках этих меморандумов у нас созданы экспертные группы с нашими представителями и руководителями департаментов той же ГФС, которые регулярно работают, так как налоговый вопрос у нас занимает самое большое количество жалоб. Эти экспертные группы встречаются чуть ли не раз в неделю, где обсуждаются конкретные случаи и результаты показывают, что в большинстве случаев мы добиваемся позитивного результата. Если брать налоговую, те 20% рекомендаций, которые до сих пор не выполнены, это не значит, что они не будут выполнены, они просто находятся сейчас в стадии мониторинга.

О МИНИМАЛЬНЫХ ЗАРПЛАТАХ

С 2017 года Кабмин запланировал в два раза поднять минимальную зарплату. Как на эту новость отреагировали бизнесмены?

— Я был в Виннице и имел встречу с бизнесом, и мы обговаривали и этот вопрос. И тут мнение самих бизнесменов неоднозначное: некоторые из них поддерживают это решение, некоторые высказываются против. О последствиях, я думаю, мы можем на данный момент только спекулировать. Я могу привести пример своей страны, Литвы. В Литве за несколько последних лет очень сильно была повышена минимальная заработная плата и, конечно, тоже были дискуссии, что это повысит безработицу, повлияет на уровень инфляции, но на самом деле ничего подобного этого не случилось, наоборот.

В Литве сколько бизнеса в тени?

— В тени, конечно, намного меньше, чем в Украине, и повышение минимальной заработной платы в тех странах, где большое количество бизнеса находится в тени, это один из инструментов вывода из тени. Конечно же, тут, наверное, проблемным вопросом является большой скачок, то есть в два раза повышение сразу. У нас, допустим, это делалось постепенно в несколько этапов, чтобы бизнес смог абсорбировать это повышение заработной платы. Но, как я понимаю, в Украине длительное время вообще не поднималась минимальная заработная плата, и если мы смотрим на реалии жизни, то прожить на эти три тысячи двести, особенно в Киеве, не так легко. Еще важный вопрос, на который, наверное, обращается меньше внимания — сосуществование теневой и белой экономики, нечестная конкуренция. То есть те, которые работают в белую, они испытывают нечестную конкуренцию со стороны тех, которые находятся в тени, и эта мера, которая сейчас принимается, выведет хотя бы часть экономики с тени, и это улучшит конкурентные условия для тех, кто работает по-белому. 

Скоро станет известно имя человека, который будет представлять бизнес в ВР. Это будет специалист из бизнеса?

— Эта новость меня немного удивила. В Украине есть бизнес-омбудсмен. Мы же работаем не только с конкретными жалобами, но мы тоже работаем с законопроектами, то есть делаем предложения по ним. Конечно, могут быть разные предложения, но очень важно, чтобы они имели под собой реальную почву.

Это может быть лобби каких-то крупных бизнес-структур?

— Все может быть. Я думаю, что тех структур, которые сейчас есть в Украине — и успешная работа нашего института, те же самые бизнес-ассоциации тоже работают по защите бизнеса, — их хватает для того, чтобы интересы бизнеса защищались в той же самой ВР. Но каждый имеет право на инициативу. Посмотрим, как эта инициатива будет реализовываться.

Есть какая-то реакция украинских бизнесменов на избрание Трампа президентом США?

— Я был на двух встречах с бизнесом, где мы в том числе обсуждали горячие новости о выборах в США. На данный момент очень трудно сказать, как будут дальше развиваться события, и я сам надеюсь, что отношение как к Украине, так и к моей родной Литве не изменится — они будут продолжать поддерживать наши страны. Я думаю, нужно просто некоторое время, потому что одно дело — это предвыборная кампания, а другое дело, когда президент начинает работать. Ну и мы должны тоже доверять американским жителям. Все-таки большинством они выбрали президентом Дональда Трампа, и это решение нужно уважать.

Ранее эксперт Фонда общественной безопасности Юрий Гаврилечко отметил, что для увеличения налоговых и таможенных поступлений в бюджет необходимо создавать условия для развития бизнеса. По его словам, лучший способ увеличить поступления в бюджет — ликвидировать ГФС.

А Генеральный директор ассоциации «Укрводка» Владимир Остапюк и директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко в эфире «ГС» прокомментировали, как повышение акцизного сбора на спиртовые и табачные изделия отразится на производителях и оптовиках.

http://bit.ly/2fEC6YI