You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Спецпроект журнала "Фокус" и СБО: «Бизнес против системы» (продолжение)

28.10.2016

Журнал "Фокус" совместно с офисом бизнес-омбудсмена в Украине продолжает спецпроект «БИЗНЕС ПРОТИВ СИСТЕМЫ». Это истории реальных предпринимателей, столкнувшихся с коррупцией и произволом в украинских госорганах. Истории бизнесменов, не побоявшихся бросить вызов системе и отстаивать свои права. 

Оригиналы статей в журнале:

История первая. "Дело принципа" (Игорь Черешинский, компания "Новая линия")    

Часть 1       Часть 2                                         

История вторая. "Приходите завтра" (Евгений Криворот, "Центр племенного свиноводства")

Текст статьи

 

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. "Дело принципа"

Одной из главных жалоб предпринимателей на ГФС до сих пор остаётся невозможность вернуть переплаты по таможенным платежам, даже если неправота фискалов признана судом 

Автор: Евгений Гордейчик 

Игорь Черешинский, совладелец одесской компании «Новая линия», занимается импортом кондитерских изделий и бакалеи с 2010 года. Открывая бизнес, он решил, что никогда принципиально никого не будет «подмазывать».

«При Януковиче представители налоговой инспекции Малиновского района Одессы постоянно от нас требовали какие-то документы, угрожая внеплановой проверкой, — вспоминает предприниматель. — У меня на это всегда был один ответ: вот Налоговый кодекс, в котором перечислены основания для внеплановой проверки, — покажите мне основание. Они ни разу это основание не могли назвать, на этом наезды заканчивались».

Когда в сентябре 2013 года инспектора Киевской таможни без каких-либо причин завысили таможенную стоимость ввезённых компанией Черешинского партии соусов, предприниматель сразу же решил, что будет отстаивать свою правоту в суде. «Мы предоставили таможенникам контракт, в котором была указана стоимость товара, — рассказывает Игорь Черешинский. — Инспектора «Минсдоха» посчитали контрактную цену товара заниженной и откорректировали стоимость растаможки по так называемому третьему, резервному методу. В итоге сумма растаможки оказалась на 10,3 тыс. грн больше, чем следовало из указанной в контракте цены». 

Завышение фискалами таможенных платежей было обычным делом. Сумму платежей в большинстве случаев устанавливали в 1,5–2 раза выше, чем по контракту, чтобы закрыть спущенный сверху план наполнения госбюджета. Большая часть предпринимателей воспринимала это как должное. Тем более, если речь шла о столь незначительной сумме, как у «Новой линии». Но Черешинский пошёл на принцип: «Сразу было понятно, что на судах мы потеряем гораздо больше, чем составила переплата по таможенным платежам, но для меня было принципиально важно добиться справедливости».

Ещё во времена Януковича состоялся первый суд, но даже он признал неправоту Министерства доходов и сборов — «Новая линия» предоставила все необходимые для расчёта таможенных платежей по контракту документы и выяснилось, что применять третий метод у инспекторов не было никаких оснований. Таможенники предсказуемо оспорили решение суда первой инстанции, затягивая время. Тяжба «Новой линии» с фискалами в общей сложности тянулась более двух лет. Лишь в январе 2016 года Высший административный суд Украины вынес окончательное решение по делу, полностью признав правоту предпринимателя и оставив решение суда первой инстанции без изменений.

Но даже вступившее в силу решение суда не помогло «Новой линии» вернуть переплаченные таможенникам 10 тыс. грн (которые к этому времени из-за девальвации уже превратились из $1,3 тыс. в $400). Ответ представителей Киевской таможни (уже не Миндоходов, а Государственной фискальной службы) «Новой линии» был предельно прост: «По данным информационной системы «Инспектор», указанная в заявлении сумма не учитывается как ошибочно или излишне уплаченная, следовательно, основания для её возврата отсутствуют». Обращение в прокуратуру Черешинскому также не помогло. 

Как поясняет зампредседателя Киевской таможни Каститис Панкявичус, решение суда об отмене корректировки таможенной стоимости товаров свидетельствует лишь о недействительности первоначального решения таможни. Процедура контроля правильности определения таможенной стоимости товаров при этом остаётся незавершённой. Чтобы ГФС сделала вывод о факте излишней уплаты в бюджет налогов и их размере, необходимо сначала провести документальную проверку контракта. Поэтому «Новой линии» следовало обратиться по месту регистрации о проведении такой проверки, и лишь тогда можно было бы принять решение о возврате переплаченных средств.

Измотанный скитаниями по госорганам, Игорь Черешинский решил обратиться в Совет бизнес-омбудсмена. Именно там ему помогли выйти на прямой контакт с руководством ГФС. В итоге лишь личная встреча с чиновниками, организованная бизнес-омбудсменом, наконец дала результат: спустя несколько недель 10 тыс. грн вернулись к своему законному владельцу без всяких дополнительных процедур. Черешинский говорит, что не ожидал такой быстрой развязки: «Я сам удивился, но обращение к бизнес-омбудсмену оказалось самым действенным методом. Почему-то в ГФС боятся этой структуры даже больше, чем прокуратуры». 

В самом офисе бизнес-омбудсмена признают: благодаря меморандуму между бизнес-омбудсменом и ГФС им удаётся «точечно» решать проблемы предпринимателей по возврату некорректно начисленных таможенных платежей, но до системного решения проблемы ещё далеко. «Аргументация ГФС сводится к тому, что вопрос возврата переплат не был предметом рассмотрения в суде. Формально это так. Отдельный вопрос — почему суды отказываются принимать к рассмотрению ходатайства плательщиков с прошением обязать таможенные органы вернуть переплаты. Но даже из решения суда об отмене необоснованных решений таможенных органов логически следует необходимость вернуть плательщику переплаты, связанные с исполнением уже отменённого решения таможенного органа», — поясняет суть проблемы Юлиана Ревюк, ответственный за работу с ГФС инспектор Совета бизнес-омбудсмена. 

Сам Игорь Черешинский считает, что подобные случаи будут продолжаться, пока суды не начнут защищать права предпринимателей и наказывать чиновников, виновных в нарушении этих прав. «Мы потратили на суды три года. Доказали свою правоту. Но никто из чиновников, выдвинувших нам незаконные требования, так наказан и не был. Они дальше пошли вверх по карьерным лестницам», — резюмирует предприниматель.

Три вопроса предпринимателю:

Вы ощутили реформы в стране?

— Ощутил. Раньше таможенный инспектор мог бросить поданные документы вам в лицо и сказать, что какой-то бумажки не хватает. Сейчас я всё подаю в электронном виде и растаможиваю товар за два часа. Это большой прогресс.

Что нужно изменить в налоговой системе в первую очередь?

— Администрирование НДС. Сейчас налоговые накладные — это мрак. Нужно максимально упростить процесс. Фискалы и так знают обо всех «налоговых ямах». Если бы захотели, то уже давно их всех бы прикрыли.

Как отучить чиновников требовать взятки?

— Перестать их давать. Большинство предпринимателей абсолютно неграмотные, не знают законов. Когда возникают трения, они стараются поскорее договориться, рассчитаться и «закрыть вопрос». А надо отстаивать свои права. Мой опыт показывает, что честно платить все налоги и требовать от чиновников выполнять свои обязанности в итоге выходит дешевле и проще, чем постоянно «решать вопросы».

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. "Приходите завтра"

Справедливое возмещение НДС и начисление налогового кредита, пожалуй, наиболее острая проблема для украинских предпринимателей. Учитывая системную роль НДС в наполнении госбюджета, налоговики крайне неохотно идут на уступки бизнесменам в этих вопросах 

Компания «Центр племенного свиноводства» в 2012 году в одном из сёл Белоцерковского района Киевской области начала строительство животноводческого комплекса на 1,2 тыс. племенных свиноматок селекции британских учёных. Оборудование поставляли из Германии. Как поясняет директор компании Евгений Криворот, лишь у немцев удалось найти инженерные решения, позволяющие зимой обогревать помещения комплекса исключительно за счёт рекуперации воздуха — то есть при помощи тепла, производимого непосредственно телами свиней. 

В 2015 году компания ввела в эксплуатацию первую очередь комплекса. Строительство потянуло почти на 200 млн грн. Из них 3,6 млн, по подсчётам компании, государство должно было вернуть ей в виде налогового кредита как возмещение НДС, уплаченного за оборудование, которое используется непосредственно для ведения хозяйственной деятельности. В октябре прошлого года компания подала в Белоцерковское отделение ГФС соответствующую заявку. Районные фискалы провели проверку и составили справку о том, что заявленная сумма подлежит возмещению на протяжении 10 дней. Однако на счету предприятия они так и не сформировали налоговый кредит.

Евгений Криворот ожидал несколько месяцев, но в апреле 2016-го его терпение лопнуло — он обратился в главное управление ГФС в Киевской области с вопросом, когда же ему всё-таки начислят пресловутый кредит. Ответ фискалов озадачил предпринимателя — в письме теруправления ГФС говорилось, что запрашиваемая сумма налогового кредита всё ещё находится в процессе проверки Белоцерковским отделением. И лишь после завершения процесса полной проверки всех контрагентов и правильности начисления налогового кредита будет принято решение о возмещении.

Получив на руки два противоречащих друг другу документа — вышеупомянутую справку Белоцерковского подразделения ГФС о возмещении 3,6 млн грн и письмо управления ГФС Киевской области, утверждающее, что такая справка ещё не может быть выдана, Криворот решил пожаловаться в Совет бизнес-омбудсмена. Во время одной из встреч с главой ГФС Романом Насировым бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета показал чиновнику противоречивые документы, полученные «Центром племенного свиноводства» от фискалов. Насиров таки признал допущенную его подчинёнными «накладку», и через полтора месяца, в мае этого года, компании начислили на запрашиваемую сумму налоговый кредит.

В ГФС так и не откликнулись на просьбу Фокуса прокомментировать ситуацию с «Центром племенного свиноводства», однако, по словам инспектора Совета бизнес-омбудсмена Юлианы Ревюк, в правительстве в последнее время достаточно быстро реагирует на случаи притеснений предпринимателей фискалами. «На основании подготовленных нами материалов по жалобам бизнеса, предоставленных премьеру, уже проведены несколько служебных расследований и наказаны отдельные чиновники. Но мы понимаем, что ситуация может повториться, и не раз», — говорит Юлиана Ревюк. Подобные истории случаются регулярно, и это, по её мнению, свидетельствуют о том, что заявленная реформа ГФС далека от воплощения в жизнь. 

После вмешательства бизнес-омбудсмена проблем с ГФС у Евгения Криворота не возникало — налоговые кредиты, по его словам, компании начисляют исправно. Но это скорее исключение из правил. 

Три вопроса предпринимателю

Бизнес-климат в стране улучшился за последние несколько лет?

— Бюрократическая машина не изменилась. Например, общение с экологической инспекцией по-прежнему отнимает много сил.

Если бы вы стали министром агрополитики, чем бы занялись в первую очередь?

— Упрощением разрешительной документации. Получить разрешение на строительство животноводческого комплекса ненамного проще, чем на атомную электростанцию. В 2012 году параллельно с нами в Полтавской области начали строительство аналогичного комплекса конкуренты — немецкая компания. Они бросили всё на полпути и свернули проект в Украине. Немцы просто не понимали, как можно собрать все эти бумажки и пройти сотни проверок.

Как государство должно поддержать развитие фермерства? 

— Лучшей поддержкой станет работа правительства над повышением благосостояния украинцев в целом. Если у людей появятся деньги, всё хорошо будет и у фермеров.